[Правда 1950]: О серьезных ошибках в книгах по теории…

0
5

[Правда 1950]: О серьезных ошибках в книгах по теории...

В статье газеты “Правда” №272 за 1950 год проводится критический разбор книги Л. А. Мендельсона «Экономические кризисы и циклы XIX века». В статье автора книги обвиняют в серьезных ошибках и извращениях марксистско-ленинской теории, в лебезении перед буржуазными авторами и т.п. Читатель может подумать: с кем не бывает, тем более в сталинские времена, когда за соблюдением идеологии следили строго, и окажется одновременно прав и не прав.

[Правда 1950]: О серьезных ошибках в книгах по теории...

Во-первых, книгу написал не “зеленый” выпускник экономического факультета, а к тому моменту доктор экономических наук, заведующий сектором Института экономики АН СССР Лев Абрамович Мендельсон. Во-вторых, научный труд такого человека на такой должности не постеснялись раскритиковать в “Правде”. В-третьих, критика не прошла даром и Мендельсона с ответственной должности в Институте экономики сняли, но отправили не в пресловутый ГУЛАГ, а профессором кафедры политической экономии МГЭИ. В-четвертых, после смерти Сталина в 1957 году Мендельсон снова был востребован и с 1957 года стал заведующим сектором общих проблем империализма (в котором хромал) Института мировой экономики и международных отношений АН СССР — авторитетнейшем научном институте страны.

Вот так неожиданно вмешалась в судьбу лауреата ленинской премии (1935), д.э.н., Мендельсона статья газеты “Правда”, а может, это — совпадение? Проверить данный факт можно было бы по судьбе второго критикуемого — профессора П.К. Фигурнова, сотрудника Института экономики АН СССР. Однако точных данных по нужным годам редакции отыскать не удалось, но после смерти Сталина с 1954 года Фигурнов работал в Академии общественных наук при ЦК КПСС — высшем партийном учебном заведении СССР.

Интересно, что делали в ведущих научных учреждениях страны профессора, хромающие на одну ногу в теории марксизма-ленинизма? Или все дело в необоснованной критике этих заслуженных товарищей в “Правде”? Ответ на последний вопрос читатель сможет найти в нижеследующей статье.

= = =

О СЕРЬЕЗНЫХ ОШИБКАХ В КНИГАХ ПО ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КРИЗИСОВ

В трудах Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина дана гениальная разработка теории и истории экономических кризисов перепроизводства, периодически потрясающих капиталистическую систему хозяйства. Являясь неотъемлемой составной частью марксистско-ленинского учения, теория и история кризисов глубоко вскрывают историческую обреченность капиталистического способа производства, неопровержимо доказывают, что нельзя уничтожить кризисы, не уничтожив капитализм.

На современном этапе обострения общего кризиса капитализма задача освещения марксистско-ленинской теории и истории экономических кризисов является особенно актуальной. Важно на основе марксистско-ленинского анализа конкретного исторического материала правильно показать причины кризисов, формы их проявления, назревание и развертывание кризисов в отдельных странах, их роль и разрушительные последствия: показать в этой связи революционную борьбу пролетариата за ликвидацию капиталистического базиса и создание нового, социалистического базиса. Работы советских экономистов, посвященные исследованию капиталистической экономики, анализу кризисов, должны носить боевой, наступательный характер, служить делу революционной борьбы пролетариата, делу демократии и социализма.

К сожалению, у нас еще мало выходит книг, посвященных анализу экономических кризисов. Некоторые же из вышедших в последнее время работ по теории и истории кризисов содержат серьезные ошибки, извращают ряд важнейших положений марксистско-ленинской теории капиталистического воспроизводства и экономических
кризисов.

Такой работой является книга проф. Л. А. Мендельсона «Экономические кризисы и циклы XIX века», изданная в 1949 году.

Товарищ Сталин учит, что «основа экономических кризисов перепроизводства, их причина лежит в самой системе капиталистического хозяйства. Основа кризиса лежит в противоречии между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства. Выражением этого основного противоречия капитализма является противоречие между колоссальным ростом производственных возможностей капитализма рассчитанным на получение максимума капиталистической прибыли, и относительным сокращением платежеспособного спроса со стороны миллионных масс трудящихся, жизненный уровень которых капиталисты все время стараются держать в пределах крайнего минимума«.

Нельзя дать подлинно научного освещения истории кризисов, не раскрывая развития основного противоречия капитализм. Однако анализ обострения противоречий капитализма в ходе циклического развития капиталистического производства не занимает центрального места в книге Л. Мендельсона. Автор говорит в общей форме о причинах кризисов ссылается на марксистко-ленинское положении о том, что обновление основного капитала является материальной основой кризисов, но не их причиной. Но при анализе конкретных кризисов он не раскрывает основу самих кризисов, уделяя главное внимание материальной основе их периодичности. При таком подходе Л. Мендельсон естественно, не смог правильно осветить историю кризисов и по сути дела дал объективистское описание движения основного капитала в его вещной форме.

Так, например, в главе о кризисе 1890 г. он подробно описывает массовое строительство железных дорог, рост техники, расширение основного капитала в промышленности и т. д. и само назревание кризиса рассматривает как результат массового расширения основного капитала и спекуляций (стр. 633—635). Точно так же характеризуя другие кризисы, автор запутывает вопрос о причине кризисов в причине их периодичности, отрывает кризисы от основного противоречия капитализма.

Вместо последовательного конкретного показа обострения основного противоречия капитализма, противоречия между общественным характером производства и частнокапиталистическим присвоением, а также вытекающих отсюда противоречий между трудом и капиталом, между стремлением к безграничному росту производства и ограниченностью потреблении масс и т. д. — Л. Мендельсон пространно описывает фазы подъема, но не раскрывает при этом действительную пружину подъема — погоню капиталистов за прибылью. Скатываясь на техническо-экономическое описание роста капитализма, автор внушает читателю ложное представление, будто капитализму всегда присуща прогрессивная роль.

Наиболее ярко «концепция» автора проявилась в характеристике им роли монополий. Ленинизм учит, что господство монополий доводит до крайности загнивание и паразитизм капитализма, что монополии являются оковами производительных сил, тормозят их развитие и используют свою экономическую и политическую силу для небывалого угнетении народных масс. Характеризуя капитализм в его империалистической стадии, В. И. Ленин указывает, что капитализм “дозрел и перезрел. Он пережил себя. Он стал реакционнейшей задержкой человеческого развития.”

Ленинско-сталинское учение об империализме дает возможность глубже понять природу и характер экономических кризисов в эпоху домонополистического капитализма. Совершенно невозможно правильно осветить экономические кризисы периода возникновения и становлении капитализм (1870-е — 1900-е гг.). не руководствуясь этим учением.

Мендельсон же в книге, посвященной истории кризисов включительно до кризиса 1900—1903 гг., игнорирует ленинско-сталинское учение об империализме. Прикрываясь ссылкой на то, что его работа посвящена кризисам XIX века, он заявляет: «Кризисы эпохи империализма в этой книге не рассматриваются, поэтому здесь нет возможности остановиться и на ленинско-сталинском их анализе» (стр. 11 ). Не удивительно поэтому, что автор в ложном свете показывает роль монополий в развитии производительных сил.

Из того факта, что монополии обладают огромной экономической мощью, он делает буржуазно-апологетический вывод, утверждая, будто монополиям присуща не только тенденции к застою и загниванию, но и свойственны «потенциальные возможности ускорения прогресса производительных сил» (стр. 717). Он таким образом приписывает возросшую потенциальную возможность производительных сил к дальнейшему развитию их гниющей оболочке — монополиям.

Л. Мендельсон подробно описывает увеличение производственного аппарата монополистическими компаниями, подчеркивая якобы прогрессивную роль монополии в развитии производства. Это свое положение он иллюстрирует на примере Американского Стального треста и германских электротехнических монополий «Сименс и Гальске» и «АЕГ». При этом Л. Мендельсон не вскрывает зловещей роли этих монополий в развязывании войн, в установлении неслыханного гнета в обществе, в применении уголовных и политических средств конкурентной борьбы, в жестокой эксплуатации трудящихся и т. д.

Научное освещение истории кризисов невозможно без марксистского анализа проблемы рынков. В книге такого анализа нет. Более того, автор извратил марксистско-ленинское понимание причин обострения проблемы рынков в ходе развития капитализма. По его утверждению, обострение проблемы рынков обусловлено не обострением противоречий капитализма и сокращением покупательной способности миллионных масс рабочих и крестьян, являющихся в последнем счете основными покупателями, а якобы, прежде всего, «огромным увеличением производственных мощностей мировой промышленности…» (стр. 608). Не случайно поэтому в книге совершенно недостаточно показано растущее обнищание трудящихся капиталистических стран, а также удушение и ограбление колониальных народов капиталистическими хищниками. Вопрос о заработной плате при капитализме, имеющий важнейшее значение для истории кризисов, затрагивается автором лишь вскользь, мимоходом.

Главный порок книги состоит в том, что автор, отрывая кризисы от основного противоречия капитализма, затушевывает борьбу пролетариата за революционный выход из кризиса, за свержение капитализма. Встречающиеся у него изредка упоминание о рабочем движении связываются только с последствиями кризисов. В рецензируемой книге объемом в 800 с лишним страниц не нашлось места для марксистско-ленинского освещения рсволюпиоиной борьбы пролетариата. В ней не разоблачается предательская роль оппортунистов — агентов буржуазии в рабочем движении.

Мендельсон не вскрывает своеобразии экономического развития отдельных стран, не показывает особенности генезиса кризисов в каждой из них. Он преувеличивает роль Англии и США в развитии экономики других стран, не разоблачает хищническую природу английского и американского капитализма. Автор по существу отрицает самостоятельно и своеобразие развития капитализма в России. Он пишет, что в ее экономике до 70-х годов всего лишь отражались кризисы других стран, прежде всего Англии, которые ускоряли в ней развитие капитализма и крупного производства. В стремлении умалить экономическое развитие России Мендельсон дошел до того, что промышленный переворот в ней датирует самым концом девяностых годов XIX века.

С объективистских позиций трактуется Мендельсоном в главе о кризисе 1900— 1903 г.г. вопрос об экспорте капитала из США и других стран, который, по его мнению, разливаясь по всем континентам, везде ускорял развитие капитализма. В то же время он не показывает, что вывод капитала означал колоссальное усиление эксплуатации, лишений и страдания трудящихся колониальных и зависимых стран.

Некритически используя буржуазные источники и фальсифицированную статистику, Л. Мендельсон оказался во многих случаях под влиянием буржуазных экономистов. Имеющиеся в книге критические замечания в их адрес носят либеральный характер, автор нередко квалифицирует сознательную апологетику как «ошибку».

Называя ничтожного французского буржуазного экономиста А. Афтальона видным исследователем кризисов. Л. Мендельсон вступает с ним в дискуссию, как с коллегой. В таком же тоне он «критикует» и апологета империализма Гильфердинга. Заклятых врагов рабочего класса, вроде воинствующего фашиста Зомбарта, автор изображает в виде страусов, которые якобы тешат себя иллюзиями, а не ведут яростной борьбы за спасение капитализма.

Книга Л. Мендельсона вышла под редакцией проф П. К. Фигурнова. Ошибки этой книги не были устранены ее редактором. И это не случайно. В работах самого П. Фигурнова, посвященных кризисам, также имеются серьезные ошибки.

Так, в стенограмме публичной лекции «Марксистско-ленинская теория КРИЗИСОВ», опубликованной в 1948 г. и в книжке «Капиталистическое воспроизводство и экономические кризисы», вышедшей в 1949 г. он допустил немало путаницы при освещении основных положений марксистско-ленинской теории капиталистического воспроизводства и кризисов, изложил эту теорию абстрактно-схоластически, вне связи с современностью.

П. Фигурнов в своих книжках не дал глубокого и верного показа того, что кризисы перепроизводства являются проявлением в бурных и разрушительных формах основного противоречия капитализма. Отделываясь общими фразами, он, как и Мендельсон, не дает картины растущего обнищания трудящихся масс, принявшего катастрофический характер в условиях современного капитализма. В то же время автор делает упор на развитие производительных сил при капитализме, на «бурный» технический прогресс, пишет о «полном техническом перевороте», как результате кризисов, и т. д. и т. п.

Касаясь вопроса о модификации капиталистического цикла в период империализма, Фигурнов совершенно не показал, что в период общего кризиса капитализма монополии ищут выхода из кризиса перепроизводства в развязывании войны, в порабощении других стран.

Автор умалчивает, что в итоге второй мировой войны общий кризис капитализма еще более обострился, что произошло образование двух противоположных лагерей — лагеря империалистического, антидемократического во главе с США и лагеря антиимпериалистического, демократического во главе с СССР. В рассматриваемых брошюрах ничего не говорится о борьбе двух систем, о наличии социалистической системы, которая «растет, которая преуспевает, которая противостоит капиталистической системе и которая самим фактом своего существования демонстрирует гнилость капитализма, расшатывает и его основы» (И. Сталин).

Фигурнов не показал, как буржуазное государство перекладывает разрушительные последствия кризисов на плечи трудящихся масс. Больше того, на одной из публичных дискуссий он прямо утверждал, что якобы «в определенной, особой ситуации и в период империализма буржуазное государство может играть до некоторой степени прогрессивную (?!) роль» (Подчеркнуто нами — Авторы).

Наконец, автор в своих работах не показывает, как кризисы перепроизводства влияют на рост классового сознания рабочих, и не подчеркивает возможности и необходимости революционного выхода из кризисов. Нельзя не отметить неправильный метод использования Л. Мендельсоном и П. Фигурновым цитат из трудов классиков марксизма-ленинизма. Авторы в ряде случаев неверно комментируют цитаты или вырывают их из контекста.

•••

Еще в 1947—1948 гг. в нашей печати был подвергнут резкой критике ряд книг, посвященных экономике современного капитализма (работы Е. Варга, И. Трахтенберга, С. Вишнева, В. Каплана и др.). Авторы этих работ в освещении капиталистической экономики допускали серьезные ошибки.

Они отрывали политику от экономики, подменяли классовый, политический подход к анализу капиталистической экономики ее технико-экономическим описанием и тем самым затушевывали противоречия современного капитализма. Разоблачение вышедших тогда ошибочных работ имело большое значение для борьбы за марксистско-ленинскую экономическую науку. Мендельсон и Фигурнов, как видно из их книг, повторяют ошибки буржуазно-объективистского характера.

В современный период общего кризиса капитализма все более и более обостряются антагонистические противоречия, раздирающие капиталистический строй. Империалисты подвергают неслыханному угнетению и зверской эксплуатации народные массы колоний, зависимых стран и самих метрополий, наживают колоссальные прибыли на муках и крови народов. Во всем мире нарастает ненависть трудящихся к империализму. В целях установления мирового господства, подавления рабочего и национально-освободительного движения, в поисках выхода из экономического кризиса разбойничий американский империализм стремится развязать новую мировую войну, усиливает фашизацию и милитаризацию стран империалистического лагеря. Попытки империалистов найти выход в разжигании новой мировой войны, раздувании военного производства, в милитаризации и фашизации подвластных капиталу стран и в удушении демократии выражают крайнюю степень паразитизма и загнивания капитализма.

Работы по теории и истории кризисов, опирающиеся на гениальные труды классиков марксизма-ленинизма, должны помогать читателям глубже понять усиливающийся общий кризис капитализма и уяснить задачи прогрессивного человечества в борьбе против империализма, за мир, демократию и социализм. Рецензируемые же издания могут лишь запутать читателя.

Спрашивается, как могло случиться, что работы Мендельсона и Фигурнова вышли в свет? Произошло это потому, что они не были до опубликования обсуждены широкой научной общественностью. В Институте экономики Академии наук СССР, где работают авторы, не развернута большевистская критика и самокритика, не создана подлинно творческая обстановка, которая исключала бы возможность появления подобных ошибочных работ. Работы Мендельсона и Фигурнова и после их опубликования не были подвергнуты критике в Институте экономики Академии наук СССР и на страницах экономических журналов. Рецензии же сотрудника Института экономики Ф. Михалевского на книгу Л. Мендельсона, опубликованная в журнале «Советская книга», не дает ей принципиальной оценки. Отметив отдельные ошибки книги, Ф. Михалевский превознес ее как якобы «ценный вклад в нашу экономическую литературу».

Руководствуясь марксистско-ленинским учением, ленинско-сталинской теорией империализма, развертывая среди научных работников большевистскую критику и самокритику, советские экономисты должны творчески исследовать процессы, происходящие в современной капиталистической экономике, и тем самым помогать нашим кадрам правильно и глубоко разбираться в современной международной обстановке, оказывать помощь братским коммунистическим и рабочим партиям в деле марксистско-ленинского воспитания их кадров.

А. АЛЕКСЕЕВ.
И. КОЗОДОЕВ.
Е. ЛАЗУТКИН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here